«Аида» Верди на фестивале «Звезды белых ночей». Субъективные заметки культуролога.

Фестиваль «Звезды белых ночей» — важное событие в музыкальной жизни не только Петербурга, на него приезжают любители классической музыки из разных городов и стран. В этом году одним из важнейших событий фестиваля стала опера Верди «Аида» с поистине звездным составом  — Анна Нетребко, Екатерина Семенчук и Юсиф Эйвазов в главных ролях и Валерий Гергиев за дирижерским пультом. 8 июня зал Мариинского театра был полон до отказа, необычайно жаркий день подогрел страсти поклонников оперы, создав в зале атмосферу ожидания чего-то сказочного и необыкновенного. И эти ожидания были вполне оправданы: спектакль получился действительно волшебно-сказочным. Прекрасные голоса солистов и великолепное звучание оркестра усиливались сценографией спектакля, поставленного в 1998 г. режиссером А.Степанюком и художником В.Окуневым. Их «Аида» основана на премьере оперы в России в 1877 г., в том же самом Мариинском театре, несколько лет спустя каирской премьеры 1871 г. На фоне декораций, создающих условно-мифический Древний Египет, одетые в роскошные костюмы, певцы смогли показать все свои вокальные и сценические возможности, переходя от сольных номеров к ансамблям, демонстрируя виртуозность и блеск вокала. Хотя все они не раз пели в этой опере, вместе оказались на сцене первый раз, что придало особое очарование спектаклю. Анна Нетребко пела Аиду на Зальцбургском фестивале и в Метрополитен опера, Екатерина Семенчук в роли Амнерис блистала и в родном для нее Мариинском, и в Ла Скала, а Юсиф Эйвазов пел Радамеса в Зальцбурге, но с другой партнершей. И вот эти звезды современного оперного небосклона предстали на сцене Мариинки, снова развернув перед публикой историю любви и мести, радости жизни и неизбежности смерти.  

Что можно сказать об этой музыке, об этих дивных голосах? Словами трудно передать всю прелесть голосов, которые прекрасны каждый сам по себе и прекрасно дополняют друг друга в ансамблях. Не буду вторгаться в пространство музыковедов, но поделюсь своими мыслями, которые всегда приходят как «послевкусие», как своего рода саморефлексия по поводу ощущений и переживаний, испытанных в зрительном зале.

По моему убеждению, вся красота и эстетическое наслаждение, которое я испытала на этом спектакле, во многом связаны с постановкой, с тем миром, который создан постановщиками на сцене. Это мир мифического Древнего Египта, который манит до сих пор именно своей загадочностью и причудливостью. В этой связи позвольте мне сказать несколько слов об опере «Аида», которую я слышала много раз, хотя Верди и не является моим любимым композитором. Тем не менее, в «Аиде» для меня есть очарование, связанное с мечтой о Востоке, которая была спутницей европейцев со времен романтиков, обратившихся к Востоку как к миру чудес. До этого в опере Восток представал, как правило, в комично-гротескных тонах (вспомним «Похищение из сераля» Моцарта или «Итальянку в Алжире» Россини). Верди представил трагическую историю любви, власти, мести и предательства на фоне, который можно назвать условно-египетским. История создания оперы хорошо известна, и я не буду ее пересказывать. Во времена Верди Египет представлял собой образец «восточной экзотики», полной странных божеств, загадочных письмен, романтических пейзажей долины Нила. Конечно, эти представления были очень далеки от подлинной истории древнего Египта, но даже сегодня эта история окутана для нас туманом тысячелетий и вызывает не меньшее удивление, чем во времена египетских походов Наполеона.

Перед тем, как идти в театр, я захожу в Эрмитаж, в египетский зал, и снова попадаю под очарование этих образов – богинь и богов с головами зверей и птиц, испещренных иероглифами барельефов, глядящих из вечности глаз, нарисованных на саркофагах. Не удивительно, что такая культура породила множество догадок, создала легенду, уводящую вглубь тысячелетий. Такая легенда и легла в сюжет оперы «Аида», который был основан на наброске, сделанном известным французским египтологом Огюстом Мариеттом. Написанное на его основе либретто А.Гисланцони отсылает нас в эпоху войн между египтянами и эфиопами, на фоне которых и разворачивается любовная драма героев оперы. Опера Верди стала важным вкладом не только в музыкальную жизнь Европы, но и в культуру в целом. Об этом написал в своей книге «Культура и империализм» один из известнейших исследователей культуры ХХ века Э. Саид. Позволю себе процитировать его слова: «Один из аспектов этого вклада заключается в констатации того, что Восток — это экзотическое, отдаленное и древнее место, где европейцы могут продемонстрировать свою силу». Написанная в эпоху колониализма, опера проецирует взгляд западного человека (хотя премьера прошла в Каире) на Восток как мир мифов и легенд, очень хорошо вписывающийся в оперный сюжет. Поэтому, на мой взгляд, «Аида» никоим образом не поддается «осовремениванию» — как только ее действие переносится в более близкие и реалистичные времена, все условности сюжета выходят на первый план, а стилизованная под восточную условность музыка хоровых сцен вообще кажется странной и неуместной. «Традиционная» постановка, представшая на сцене Мариинки, была удачной во всех отношениях – и с точки зрения условностей сюжета, оправданных экзотикой места и времени действия, и возможности представить хоровые и оркестровые фрагменты во всей красоте. Я с трудом представляю, как хор девушек-служанок Амнерис или победное шествие проходят в обстоятельствах совершенно другого времени и другой культуры, хотя именно такое «перпендикулярное» прочтение господствует сейчас на оперных сценах мира. Этот спектакль стал большой радостью во всех отношениях – и музыкально, и визуально.

Визуальная сторона «Аиды» очень важна, опера была задумана как роскошное зрелище и именно так и ставилась в течение долгого времени, до начала увлечения модернизацией оперных сюжетов. Хотя ряд постановок отказывается от ориентализма Верди, все же большинство сценических версий «Аиды» подчеркивают ее «восточную» экзотику, в особенности в сцене триумфа, где визуализация подчас доходит до абсурда. Позволю себе привести пример такой постановки (Цинцинатти-опера, 1986), где в пресс-релизе было объявлено, что в победном марше примут участие следующие животные: «по одному экземпляру: трубкозуб, осел, слон, боа-констриктор, павлин, тукан, краснохвостый ястреб, белый тигр, сибирская рысь, какаду и гепард – всего 11 штук. А всего в постановке задействован 261 человек, включая 8 главных исполнителей, 117 хористов, 24 танцовщика и 101 внештатный работник (включая 12 дрессировщиков животных) и 11 животных». Вот такое шествие увидели зрители на сцене этого театра, что, видимо, отвлекло их от драматических превратностей сюжета и переживаний по поводу печальной судьбы героев. Но даже без таких крайностей «Аида» зрелищна по своей природе – вспомним знаменитую постановку Ф.Дзефирели на Арена ди Верона. Эта опера наименее выигрышна в концертном исполнении. Мне довелось слушать концертный вариант, и оправдать отсутствие визуально элемента можно было только тем, что это лучше, нежели режиссерские изыски, способные переместить действие куда угодно, от городских трущоб до космических кораблей. Постановка Мариинского театра убедительна так, как это предполагается оперной условностью, — мир, воссозданный на сцене – это мир древний и загадочный, в котором живут люди, испытывающие, тем не менее, такие же чувства, как и наши современники. Для сопереживания этим чувствам вовсе не надо «приближать»действие к зрителю – ведь мир древних легенд гораздо привлекательнее выглядит на сцене, чем реалии нашей повседневности, тем более, когда речь идет о такой опере, как «Аида». Спектакль был прекрасен, я испытываю чувство восторга от того, что такие спектакли возможны, что такие дивные голоса получают соответствующую оправу, а волшебная музыка уносит нас за пределы повседневной суеты в мир красок, страстей и переживаний, так необходимый в сверх-рациональном мире. Ведь опера нужна именно для этого!  

  Е.Шапинская.

Who is orfeiadmin

Вы должны обновитьРедактировать Ваш профиль

10 comments

  1. Анна Reply →

    Спасибо огромное за столь увлекательное и познавательное ревю!

  2. Дмитрий Reply →

    Да, великолепный материал! и невольно завидуешь хоть и белой завистью. Я тут прикинул бюджет,хотелось очень Нетребко с Семенчук послушать. Да понял:хотя в Питере и цены не так задрали, как в Москве,но…дорога,гостиница-хоть хостел-это семье не есть месяц. Вот оно-неравенство провинции и столицы.Хотя по статусу я тоже не профессор конечно, но кандидат наук и преподаватель. Я не в коем случае не в упрек автору, который работает, уважаемый доктор наук и имеет интереснейшие исследования. Я о проблеме, которая как снежный ком нарастает-о доступности культурных и прочих ценностей в подлиннике для представителей опять же интеллектуальной части общества,для которых это порой равно хлебу насущному.еще раз спасибо, Уважаемая Екатерина Николаевна! Рассказывайте здесь,где и что увидете,-а то нам Самара или Нижний только светят…

  3. Olga Reply →

    Можно только позавидовать тем,кто попал на этот праздник музыки.Блестящие исполнители-настоящие звёзды и традиционная постановка создали этот праздник.

  4. Алефтина Reply →

    здОрово. Написана очень интересно. Вообще все материалы зесь очень настоящие,глубокие. Но -как говорится. заидки берут.У нас в Самаре конечно было в сезоне два прекрасных фестиваля. Но что они показали? Слабость своей оперной труппы, как бы Ирина Каракозова по доброте душевной не хвалила всех. Нет теноров-приглашаем.Кого? Губского, который не в лучшей форме-мы же помним, как он пел 10 лет назад.Баритоны-но кроме святкина и Цветкова, который чисто лирический, все весьма провинциальны. Даже Ларина и Гайворонская тоже. Крыжский-опять же на все его не хватит. И похудеть бы всем не мешало, все ж, имидж звезд сменился сейчас,не только слушаем, а и смотрим. Вот Янцева-соответствует и вокал и форма. Слава Богу оркестр при Хохлове зазвучал. Но при Анисимове Александре Михайловиче к нам не только минские певцы приезжали, но и Стаценко и Байков,и Пахарь и Заремба. СПАСИБО ОГРОМНОЕ, ЧТО МЫ НА ВЕСЕННЕМ ФЕСТЕ СНОВА УСЛЫШАЛИ НАСТОЯЩИХ БОЛЬШИХ ПЕВЦОВ МИРОВОГО УРОВНЯ-АГУНДУ КУЛАЕВУ И АЛЕКСЕЯ ТАТАРИНЦЕВА.Но вот в Казани почти каждый месяц Стаценко поет. Ладно-там столица. Но Байкова каждый год в Воронеже слушают. Самара хуже что ли?Я не только про театр. Есть ведь филармония у нас. И что?! Где звезды мировой оперы?
    Прошу извинить за отход от темы. Но не все могут слушать живьем Нетребку и ездить в Москву, Питер и за границу.Екатерине Шапинской еще раз огромное спасибо-хоть так приобщимся и представим, как прекрасно было.

  5. Ирина Каракозова Reply →

    огромное спасибо Екатерине Николаевне. Это как всегда больше, нежели рецензия, это научный ракурс на известную оперу, исполнителей, само искусство.

  6. Алла Reply →

    Я тоже была на этом замечательном спектакле, жаль, что не встретились. По-моему пол-Москвы приехало.
    Интересная статья, тоже люблю классические постановки.
    Одно маленькое дополнение: Нетребко и Семенчук пели вместе в «Аиде» в Зальцбурге

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

BACK