Музыка – любовь, а живопись – призвание: выставка Томаса Гейнсборо в Москве

С 3 декабря 2019 г. в Москве проходит уникальная выставка: в ГМИИ им. Пушкина открылась экспозиция работ английского живописца XVIII в. Томаса Гейнсборо. Представлено около 100 живописных произведений художника, включая графику и пейзажи на стекле. В  подготовке выставки приняли участие крупные британские галереи, такие как Галерея Тейт, Лондонская Национальная галерея, а также музеи, впервые предоставившие для России картины из своих коллекций: Дом-музей Гейнсборо в Садбери (Саффолк), Музей Холбурн (Бат), Картинная галерея Далич (Лондон).

Томас Гейнсборо (1727–1788) – наиболее яркий представитель английской живописи XVIII в., фактически основатель художественной школы Британии той эпохи. Сын обанкротившегося ткача, девятый ребенок в семье, Гейнсборо с ранних лет проявил склонность к рисованию. Будучи 12-летним ребенком, он покинул родительский дом и уехал на обучение в Лондон, чтобы начать свой путь выдающегося художника.

В экспозиции ГМИИ представлены основные жанры, в которых работал Гейнсборо, – портрет и пейзаж. В ранний период своего творчества художник, во многом под влиянием своих наставников в живописи, гравера Юбера-Франсуа Гравло и художника и иллюстратора Фрэнсиса Хеймана, работал в жанре так называемого разговорного портрета, который объединял в себе изображения человеческих фигур и пейзажный фон. Таковы «Портрет Питера Дарнелла Милмена, Чарльза Крокатта и Уильяма Кибла на фоне пейзажа» (ок. 1750) и «Портрет джентльмена с собакой в лесу» (ок. 1746). Изображенные на них молодые аристократы, запечатленные не в строгой парадной обстановке, а во время прогулки на природе, выглядят непринужденно и свободно, словно пойманные художником в удачный момент дружеской беседы или, напротив, уединения. В этих ранних портретах уже ощущается зарождение особой живописной манеры Гейнсборо – легкой, эмоционально-лиричной. Пожалуй, одной из наиболее ярких работ, выполненных в этом жанре, можно назвать «Портрет Абеля Мойси» (ок. 1771), сына врача, у которого не раз лечился Гейнсборо. Согласно историческим сведениям, портрет был написан в качестве оплаты за это лечение. 

После окончания учебы в Лондоне и женитьбы в возрасте 19 лет на Маргарет Бёрр Томас Гейнсборо перебрался с семьей сначала в Ипсвич, а затем в Бат, который был известным курортом и одним из влиятельных центров светской жизни. Именно в Бате Гейнсборо смог получать заказы на портреты аристократов, приносивших ему стабильный доход,  а также познакомиться с представителями творческой интеллигенции и получить доступ к коллекциям европейской живописи, в частности к работам Питера Пауля Рубенса и Антониса Ван Дейка. Полотна фламандцев, живописной манере которых художник старался следовать, оказали значительное влияние на его творчество. Так, стиль Рубенса напрямую прослеживается в работе «Снятие с креста», которая является копией с алтарного триптиха великого фламандца из собора Богоматери в Антверпене. Центральное место в картине отведено тщательно прописанной фигуре Христа, четко выделяющейся на белом фоне полотна и менее прорисованных силуэтов учеников. Для сравнения на противоположной стене представлен эскиз самого Рубенса к этой картине, что дает представление не только о мастерстве Гейнсборо в его подражании старым мастерам, но и о собственном почерке английского художника.

Особого внимания заслуживают детские портреты Гейнсборо. Если традиция континентальной Европы предписывала изображать детей как можно более схожими со взрослыми в одежде, позах и выражении лица, то для островной Британии такие условности были чужды. Художники стремились к достоверному и живому изображению детей. Гейнсборо пошел еще дальше своих современников: в его работах не просто видна свежесть и энергия, свойственная детям, но и характер ребенка, его непосредственность и индивидуальность. Эта особенность видна в «Портрете мальчика» и «Портрете девочки» (1744). Сегодня это две отдельные работы, но изначально они представляли собой единое полотно, что видно по обрезанной фигуре девочки. Причины, по которым групповой портрет был разделен, не ясны до сих пор. Но даже такое внешнее вмешательство в композицию не мешает восприятию портретов. Милые, живые и удивительно нежные лица хранят отпечаток характеров, только начинающих проявляться в столь юном возрасте. Очарователен и «Портрет питминстерского мальчика» (1768), на котором, вероятнее всего, запечатлен племянник художника Гейнсборо Дюпон, работавший у него подмастерьем. Юный помощник преданно и восторженно смотрит вверх, словно следя за каждым движением мастера. На статичном портрете схвачено неуловимое движение подмастерья, готового в любой момент подать нужную кисть.

Неизменными музами художника на протяжении всей его жизни были жена и две дочери – Мэри и Маргарет. На выставке представлены некоторые работы, посвященные членам семьи, в частности портрет Маргарет Бёрр (в возрасте около 50 лет) в миниатюре, а также портреты дочери Маргарет. На одном из них она предстает в образе крестьянской девочки (фрагмент от парного портрета с сестрой Мэри), на другом Маргарет запечатлена уже девушкой, в возрасте 25 лет. Последний портрет особенно привлекает внимание практически воздушной манерой исполнения и романтическим настроением. Восхитителен утонченный облик девушки и одухотворенный взгляд, устремленный вдаль. 

В Белом зале музея выставлены работы позднего периода жизни художника. Это масштабные пейзажи, относящиеся к вершине творчества Гейнсборо, а также портреты современников – аристократов, артистов, музыкантов, многие из которых были знакомыми и хорошими друзьями художника. В пейзажах явно отразилось увлечение Гейнсборо старыми мастерами. К наиболее показательным произведениям этого периода относится «Лесной пейзаж со стадом у водоема» (1782) – сцена, запечатлевшая крестьянское семейство возле скромного жилища и отдыхающих коров на переднем плане. Рядом со стадом под лучами заходящего солнца стоит крестьянка с двумя детьми, один из которых тянет ручки в сторону животных. Эта поистине идиллическая сцена наполнена красотой и гармонией сельской жизни. Внимание зрителя не отвлекают детали (художник и не стремился к их передаче: известно, что Гейнсборо не всегда рисовал с натуры, а использовал для создания пейзажа макеты, раскладывая на столе мох и брокколи, изображающие лесистую местность), главное здесь – настроение теплого летнего вечера и идея мирного сосуществования человека и природы.

Не только пасторальные сюжеты с видами равнин изображал Гейнсборо на своих полотнах. Его привлекали и горные пейзажи. Один из таких – «Романтический пейзаж с овцами у источника» (ок. 1783), написанный после посещения Озерного края. Пейзаж не был исполнен с натуры, однако это не снижает убедительности, исходящей от картины. Художник вновь мастерски работает со светом, выделяя на переднем плане небольшое стадо овечек, над которыми  возвышаются величественные скалы.

Именно пейзаж Гейнсборо считал основным своим жанром, в котором отразились все особенности его неповторимого стиля.

Помимо портретов и пейзажей художника интересовали животные, в первую очередь собаки. На выставке представлена наиболее яркая работа подобной тематики  – картина 1777 г. «Померанский шпиц и щенок», изображающая питомцев друга Гейнсборо, известного музыканта Карла Абеля. По свидетельству современников, когда художник внес картину в комнату, собака приняла изображения за настоящих животных и встретила ее яростным лаем. И это не удивительно: собачки кажутся настолько живыми, что вот-вот сойдут со стены и завиляют пушистыми хвостами.

Хозяин собак, Карл Абель, также запечатлен в экспозиции. Его портрет (ок. 1765) раскрывает талантливую натуру модели – Карл Фридрих Абель был крупнейшим в то время музыкантом, исполнителем на виоле да гамба, а также композитором. Сам Гейнсборо увлекался игрой на различных музыкальных инструментах, коллекционировал их и многократно изображал на своих полотнах. Музыка была его большой любовью и главной привязанностью. Сохранились свидетельства о том, что художник мог играть на скрипке, флейте, гитаре и многих других инструментах. Потому и музыкантов он особенно выделял из своего круга, в частности Абеля, к которому  был чрезвычайно привязан и тяжело переживал его смерть.

Среди портретов музыкантов на выставке представлен «Портрет Луизы Скрайн, леди Кладж», юной арфистки, а также эскиз к портрету Энн Форд, довольно известной в Бате певице и исполнительнице, которая осмеливалась давать публичные концерты, что было по тем временам поступком довольно скандальным. Гейнсборо, вероятно, придерживался иного мнения, а потому изобразил мисс Форд на портрете и разместил его в своем выставочном зале.

К поздним работам относится большой групповой «Портрет миссис Элизабет Муди с сыновьями, Самюэлем и Томасом» (1779 – 1785). Очаровательная молодая женщина с двумя маленькими детьми словно соткана из воздуха. Невесомость облику придает модное французское голубое платье с развевающейся накидкой, высокая воздушная прическа, бледная кожа. Изображения детей, согласно данным экспертиз, были добавлены позже,  к сожалению, уже после смерти их матери, недолго прожившей после замужества. Портрет миссис Муди по праву принадлежит к одним из наиболее заметных женских образов в творчестве Гейнсборо.

Нельзя не упомянуть про отдельный зал, посвященный графике, гравюрам и рисункам Гейнсборо. В этой сфере мастер непрестанно практиковался и любил эксперименты. Он обращался к разнообразным техникам, совершенствовал рисунок, постоянно искал новые возможности для выражения собственных замыслов. Среди таких новшеств в ГМИИ представлены практически не выставляющиеся за рубежом пейзажи на стекле («Прибрежная сцена с парусными и весельными лодками и фигурами» и «Пейзаж с пастухом и стадом на фоне озера и холмов»), к которым художник добавлял световые эффекты, поражающие его современников. И действительно, горный пейзаж на одной из картин залит мистическим светом луны. Такого освещения Гейнсборо в свое время добивался с помощью пламени свечей, расположенных за стеклянными пластинами с изображением.

Томас Гейнсборо прожил плодотворную и для внешнего наблюдателя благополучную жизнь: он был почетным членом лондонской Королевской академии художеств, с которой тем не менее часто конфликтовал, был востребованным и успешным живописцем, не знающим недостатка в заказах состоятельных клиентов, наконец, главой любящего семейства. История знает многих популярных художников, в свое время обласканных публикой, но впоследствии забытых потомками. Это ни в коей мере не относится к Гейнсборо, чье творчество во многом изменило английскую живопись и стало достоянием мирового искусства.

Дозорова Дарья

Who is orfeiadmin

Вы должны обновитьРедактировать Ваш профиль

11 comments

  1. Анна Reply →

    Замечательная статья! Дарья, пишите! пишите чаще, если возможно-Вас интересно читать.Спасибо!

  2. Дмитрий Reply →

    Очень приятный сюрприз-великолепный материал! Спасибо. Поддерживаю Анну, уважаемая Дарья, ждем Ваших публикаций здесь.Cкоро Оскар, надеюсь, напишете-Ваши обзоры о кино читать удовольствие.Они профессиональны, стильны.

  3. Олег Reply →

    ЗдОрово! И про Гейнсборо-действительно,это великолепная выставка, и про музыку, что отвечает тематике издания,и о собачках тоже есть, что необыкновенно радостно! (кстати, моё любимое у художника!)Спасибо,Дарья!

  4. Вероника Reply →

    Очень интересно,познавательно и ярко написано.Снова все вспомнила.Выставка эта -событие.Очень приятно акцентирование на музыкальных портретах.Спасибо.Спасибо автору и всем на альманахе!

  5. Агиля Reply →

    Очень интересно. Так хотела попасть, когда была в Москве-не успела. Но автор все очень подробно рассказала.Спасибо!

  6. Лидия Reply →

    Как интересно!Даже для тех,кто подобно мне далек от живописи.Спасибо автору.!

  7. Регина Венке Reply →

    Спасибо, Даша! всегда интересно Вас читать, какую тему не затрагивали. Пожалуйста, пишите, по возможности почаще! успехов!

  8. Евгения Reply →

    Как созвучно тому, что я так же ощутила, когда посетила выставку. Вы почувствовали музыку в живописи,Даша, и получилась Гармония. Благодарность Вам! И вновь-благодарность за это издание!Всем причастным-спасибо и успехов! Дашенька,ждем Ваших новых материалов здесь!

  9. ВИТА Reply →

    Радостное событие на страницах Альманаха. Новая публикация Дарьи Дозоровой, уже зарекомендовавшей себя знатоком и профессионалом многих тем в искусстве. Мы читали Дарью, как обозревателя кинематографа, музыкального театра, и теперь — живопись и графика Великого Гейнсборо.
    Этот художник известен, его полотна всегда интересны и в наше время. Настоящее искусство не имеет срока давности. Выставка работ Гейнсборо несомненное событие в культурной жизни Москвы.
    Хочется поблагодарить Дарью за замечательное искусствоведческое представление эпохи, жизни и творчества художника. Его любовь к музыке — это отдельная история, о которой так же упоминает Дарья на страницах Альманаха, который уделяет музыке бОльшую часть времени, рецензируя музыкальную жизнь театров страны. Обзор Дарьи интересен, как и всё, чем делится, набирающая опыт, прекрасная молодая автор Альманаха. Мы с удовольствием читаем и ждём очередных публикаций полюбившегося автора.
    В добрый путь, талантливая, неравнодушная Дарья! Вы не ошиблись в выборе профессии, и у Вас впереди много интересного, и радостного для Вас, и читающих Вас. Удачи! Спасибо за прекрасно преподнесённую прогулку по залам Музея, с выставкой работ незабвенного Гейнсборо. ♥️

  10. Ирина Каракозова Reply →

    Дашенька,спасибо огромное! Прекрасный материал и отзывы читателей только констатируют это. Ждем новых публикаций!

  11. Дарья Reply →

    Дорогие читатели! Спасибо вам огромное за комментарии! Очень приятно! Спасибо всем авторам и альманаху за возможность писать и знакомиться на страницах сайта с замечательными материалами))

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

BACK