Вселенная Иоганна Себастьяна Баха: субъективный взгляд Дж.Э.Гардинера. Заметки культуролога.

«Музыка способна преломлять широкий спектр жизненного опыта – во многих отношениях, возможно, не так уж и сильно отличного от нашего собственного».

                                     Дж.Э.Гардинер.

Обычно книги о музыке дополняют наши впечатления от музыкальных произведений. Если музыка оказывает на нас сильное воздействие, хочется больше узнать о ее авторе, об эпохе, когда она была написана, о разных исполнителях. В случае с книгой Джона Элиота Гардинера «Музыка в Небесном Граде. Портрет Иоганна Себастьяна Баха» (Москва, Rosebud Publications, 2019) произошло обратное —  эта книга открыла для меня мир Баха, который раньше вызывал, в основном, воспоминания о сложностях одоления фуг на уроках музыки, моих собственных, а потом сына. Было несколько моментов, когда, слушая Баха на концертах, я чувствовала всю глубину и силу его произведений, но далее этого знакомство не шло, и желания погрузиться в его творчество у меня не возникало. Я люблю барочную музыку, слышала ее на многих концертах и в записях, но это, в основном, оперная музыка Генделя, Монтеверди, Пёрселла. Поскольку барочная музыка стала своего рода модой на современной концертной сцене, мне представилось много возможностей слушать разных исполнителей, разные интерпретации. Когда в Москве в сентябре 2019 г. состоялся концерт знаменитого хора Монтеверди и ансамбля «Барочные солисты» под управлением Джона Элиота Гардинера известного дирижера, посвятившего всю жизнь аутентичному исполнению барочной музыки, я пошла в «Зарядье», предвкушая еще одну встречу с музыкой барокко. (Об этом концерте я писала на страницах альманаха). Произведения Баха в тот вечер не звучали, но после концерта состоялась автограф-сессия дирижера и продавалась его книга «Музыка в небесном Граде», посвященная творчеству Баха. Поддавшись какому-то импульсу, я купила эту книгу, насчитывающую 900 страниц, и отложила ее «до лучших времен», поскольку одолеть ее в обычной жизни, заполненной рабочими и прочими делами и суетой мегаполиса было мне не по силам. Надеялась на лето, но случай представился раньше.  Оказавшись, как и весь мир, в режиме самоизоляции, я начала читать «Музыку в Небесном Граде», слушать те произведения, о которых пишет Гардинер, делать пометки, перечитывать – и вот книга прочитана, много музыки прослушано. За эти недели я не отвлекалась ни на какие соблазны в форме многочисленных он-лайн трансляций опер и концертов, я погружалась, постепенно и не всегда с легкостью, в мир немецкого Просвещения, в мир барочной культуры, которую, главу за главой открывал для меня Гардинер. И вот пришло время, когда мне хочется поделиться своими мыслями и впечатлениями с вами, рассказать об этом удивительном мире, далеком от нас, но часто близком и понятном, и пригласить вас совершить путешествие по музыкальной Вселенной Иоганна Себастьяна Баха, следуя вместе со мной, Джону Элиоту Гардинеру.

Что меня так привлекло в этой книге? О Бахе написано громадное количество работ, но мне приоткрылся его музыкальны мир именно сейчас, когда я читаю, главу за главой, слушаю, произведение за произведением очень личностную интерпретацию человека, для которого Бах был частью жизни с детства. Автор сам рассказывает о своей позиции в отношении творчества Баха и его эпохи в целом: «Все представленное в этой книге – мой глубоко личный взгляд». Мне очень близка эта позиция, поскольку я считаю, что для оценки произведений искусства нет объективных критериев, недаром все мои публикации имеют подзаголовок «Субъективные заметки культуролога». Я рада, когда мой взгляд находит подтверждение у таких выдающихся личностей как Кеннет Кларк («Цивилизация. Субъективный взгляд Кеннета Кларка» и Дж.Э. Гардинер, который рассказывает о природе своей субъективности в 1ой главе книги. Но есть еще один момент, делающий эту книгу очень ценной – автор прожил все произведения, о которых он пишет, как музыкант. «Я хочу поведать читателю, как открывается личность Баха исполнителю – дирижеру, стоящему перед вокально-инструментальным ансамблем подобно тому, как это привык делать сам Бах». (с. 36). Сочетание исполнителя и исследователя – редкий талант. Я знаю только один пример блестящей работы автора, который является и исполнителем музыки, о которой он пишет — «Зимний путь. История одного наваждения» Йена Бостриджа. Об этой книге и о ее авторе я не раз писала как об уникальном явлении – и вот еще одна работа такого рода. Читать труд Гардинера было гораздо труднее, чем книгу о «Зимнем пути», произведении мне хорошо знакомом, но она стала открытием мира, который содержит в себе много открытий, интерпретаций, проблем, красоты и эмоций.

В 14 главах «Музыки в небесном Граде» рассказывается о многих вещах, связанных не только с музыкой Баха, но с той сложной и противоречивой эпохой, которую можно назвать музыкальным барокко, а в более широком контексте – немецким Просвещением. Попробую обозначить некоторые из этих тем. Одной из задач книги стало для Гардинера раскрытие личности Баха через его музыку. Биография творческой личности – вообще вопрос сложный. Насколько творчество связано с биографией, совместимы ли «гений и злодейство», как время обуславливает стиль произведений искусства – на все эти вопросы пытаются ответить многие исследователи и литераторы. В случае Баха на этот вопрос пытались ответить многочисленные издания, посвященные композитору, тем не менее, книга Гардинера начинается с очень важных слов: «Бах-музыкант – загадочный гений; Бах-человек страдает совершенно очевидными недостатками, обыден до разочарования и во многом нам попросту непонятен». (С.27) Мне очень близка позиция автора: «Так ли необходимо нам знать что-то о человеке, чтобы оценить и понять его музыку?» (С.27). Это прямо противоположно тем трактовкам музыкальных произведений, которых довольно много в современном музыкальном театре, в которых опера или балет становятся отражением личной судьбы из автора (во многом являющейся плодом фантазии постановщика). В книге нет последовательной биографии Баха, хотя Гардинер подробно рассказывает о его семье, а всем многочисленном музыкальном роде Бахов. Но события жизни композитора раскрываются в связи с тем или иным направлением его творчества, будь это кантаты, написанные по случаю религиозных праздников, светская музыка, пассионы или мессы. Выбор музыкального материала также субъективен – он основан на личном опыте Гардинера в исполнении музыки Баха в качестве дирижера солистов, хора и оркестра на протяжении всей своей долгой жизни в музыке. Здесь возникает еще одна проблема, которая для меня очень важна – соотношение музыки и слова.

В мире музыки меня больше всего привлекают те произведения, которые основаны на слове – оперы, романсы, а после знакомства с творчеством Гардинера и кантаты, и пассионы. Соотношение музыки и слова – одна из интереснейших проблем эстетики, а в творчестве Баха она приобретает не только эстетический, но и религиозный смысл. В главе «Друзья-соперники» прослеживается соотношение музыки и слова в различных музыкальных жанрах, выясняется, что «…музыка у Баха – отнюдь не нейтральная внешняя оболочка для заключенных в нее слов… Слова придают музыке дополнительное измерение и наоборот, а соединение их представляет нечто большее, чем сумму отдельных частей». (С.664) Исследуя различные сочинения Баха, Гардинер показывает сложность этого соотношения – иногда музыка следует словам, а иногда идет с ними вразрез. Баланс между словом и звуком в церковных кантатах Баха очень неустойчив, но именно это и придает напряженность и интенсивность сочинениям, которые легко могли стать иллюстрацией к религиозным сочинениям, в частности, к гимнам на стихи М.Лютера, которые легли в основу многих кантат Баха. Великий реформатор христианства, М.Лютер придавал большое значение музыке, задача которой «…состоит в том, чтобы придать выразительность библейским текстам… Два наиболее могущественных Божьих дара – слова и музыка – должны слиться в невидимую и нераздельную силу». (С.221)

Еще одной важной темой этой книги становится описание эпохи, в котором проходили становление и расцвет творчества Баха. Гардинер, опираясь на многочисленные архивные документы, рассказывает о системе образования в Германии, в котором музыке отводилась очень важная роль. «В обновленной версии средневекового тривия музыка в лютеранских школах считалась дополнением к грамматике, логике и риторике, причем пение расценивалось как проверенное средство, помогающее ученикам запомнить необходимые вещи». (С.95) В главе «Неисправимый кантор» Гардинер рассказывает о том, как трудно было Баху совмещать сочинение музыки с обязанностями школьного кантора, в которые входили уроки латинской грамматики, катехизиса Лютера и многие другие рутинные занятия. Здесь я невольно провожу параллель между временами далекими и близкими – совмещать творческую работу и преподавание всегда было нелегко. Сегодня преподаватели жалуются, что они так загружены занятиями и подготовкой к ним, что не успевают заниматься творческой или научной работой. Проблема эта вечная, и, читая о бесконечных проблемах немецкого композитора XYIII века, мы видим, как много общего у него с нами, постоянно стремящимися найти способ бегства от педагогической рутины и посвятить себя исследованиям, сочинению, решению творческих задач. Ответа не было ни тогда, ни сейчас, каждый должен находить его сам, в соответствии с обстоятельствами и возможностями.

Следующая тема этой книги, которая важна для всех любителей оперы – становление оперы и различие между светскими и религиозными музыкальными жанрами. В главе «Клуб восемьдесят пятого года» Гардинер рассказывает о –композиторах , которые во многом определили развитие мировой оперы. Это «Монтеверди, Шютц, Шарпантье и Пёрселл — четыре музыкальных гения XYII века из четырех стран, наделенные живой театральной фантазией, тонким чувством языка и исключительной изобретательностью в сфере музыки». (С.183) Те пути, которыми пошло развитие музыкального искусства в XYIII веке Гардинер связывает с культурной средой этой эпохи в целом. Одной из особенностей этой среды было бурное развитие светской жизни, которая проходила в таких новых для того времени заведениях как кофейни и увеселительные сады. Знаменитая «Кофейная кантата» Баха, написанная в 1734 г. на либретто Пикандера вводит нас в повседневный мир лейпцигских обывателей, с их домашними заботами и грешками. Послушайте это очаровательное произведение, в котором музыка напоминает мелодии народного зингшпиля, а мораль не осуждает кофеманов, а утверждает их (в особенности женщин) право на удовольствие.

В книге еще много интересных тем, о которых хочется думать и говорить – отношение к жизни и смерти, цель творчества, проблема художника и власти, соотношение религиозной и светской культуры. Мне хотелось бы остановиться на многих из них, но пора перейти к самому главному – к великой музыке Баха. Из обширного наследия композитора Гардинер выбирает те произведения, которые лучше всего знает как исполнитель. «Все свое внимание я сосредоточил на той музыке, которую знаю лучше всего – на музыке, связанной со словами. Я надеюсь показать, что благодаря сочетанию музыки и слов, в своих кантатах, мотетах, Страстях и мессах Баху удалось выразить в звуках нечто такое, что осталось непревзойденным во всем его творчестве и о чем никто прежде не пытался, не решался или попросту не умел сказать». (С.38) Я читаю главу о пассионах (Страстях) и слушаю, сначала «Страсти по Иоанну», затем «Страсти по Матфею», выбирая исполнения, которыми дирижирует Гардинер. Это дает мне возможность лучше понять и текст, и музыку. Постепенно погружаясь в евангельскую историю, я удивляюсь интенсивности, с которой рассказывают о последних днях жизни Христа солисты, выразительности хора и звучанию музыкальных инструментов. «Это был эксперимент, призванный удивить слушателей, — внешне направленный на их духовное наставление, но не имеющий себе равных по их драматическому накалу». (С.255). В «Страстях по Матфею» накал эмоция еще выше, иногда становится трудно слушать, я делаю передышку, отвлекаюсь, чтобы снова вернуться к переживаниям, которые бывают мучительны – что вполне понятно, принимая во внимание трагические события сюжета. Гардинер подчеркивает личностное переживание «Страстей», будь это автор, исполнитель или слушатель: «…мы становимся участниками ожившей вновь истории, которая, хотя и знакома нам, рассказывается таким образом, чтобы заставить нас остановиться, вывести нас из благодушного состояния, кинуть нам спасательный круг раскаяния и веры и, наконец, наставить на путь спасения». (С. 655)

Рассказ автора о великих пассионах Баха, который помог мне погрузиться в их музыкальный мир, показал, как иногда возможно постигать музыку не на основе чувственного восприятия или эмоциональной реакции, а на основе интеллектуальной рефлексии. Прочитав главы о «Страстях», мне стали более понятны сами эти произведения, их драматизм, соотношение инструментальной и вокальной музыки, сложная нить рассказа. Я надеюсь, что в мае следующего года смогу услышать «Страсти по Иоанну» в исполнении ансамбля «Английские барочные солисты» и Хора Монтеверди под управлением сэра Джона Элиота Гардинера и в полной мере насладиться и музыкой, и исполнением. А пока приглашаю вас погрузиться в мир музыки Баха, слушая многочисленные записи его произведений, которые доступны на различных ресурсах.

Я остановилась на «Страстях», хотя не менее интересны главы о кантатах, которые Бах сочинял в соответствии с годовым циклом богослужений, о мотетах, о мессах. Но поскольку музыкальный универсум этого музыкального гения неисчерпаем, закончу этот небольшой очерк словами Гардинера: «Всякий раз, когда мы исследуем музыку Баха, у нас возникает чувство, будто мы проделали большой путь к отдаленному, но восхитительному звуковому пейзажу, и совершили по нему путешествие». (С.844) Я приглашаю вас отправиться в это путешествие и совершить на нем открытия, которые подарят вам не только музыкальную радость, но новый взгляд на многие проблемы, которые мы держим в своей душе – ведь великая музыка всегда ведет нас к собственному «Я», к нашему внутреннему миру во всей его сложности и красоте. Для меня книга Дж.Э.Гардинера стала таким проводником в собственный внутренний мир. Недаром переводчик книги на русский язык, искусствовед Р.Насонов пишет об этом фундаментальной работе: «Не говоря уже о том, что мы находим в ней кладезь разнообразных познаний (автор способен потрясти читателя своей эрудицией, не всегда, впрочем, по-настоящему глубокой), — нам необходим такой умный и проницательный собеседник, как сэр Джон Элиот Гардинер, ярчайший представитель современной европейской интеллектуальной элиты. Публикация русского перевода книги — только начало нашего с ним диалога, стимулирующего не только подлинное понимание музыки великого композитора, но и опыт антропологической рефлексии, которого нам, чего уж тут скрывать, весьма не хватает». Надеюсь, делясь своими размышлениями, я заинтересую вас и разбужу желание слушать, чувствовать и рефлексировать.

Екатерина Шапинская. 

Who is orfeiadmin

Вы должны обновитьРедактировать Ваш профиль

11 comments

  1. Елена Reply →

    Прекрасный мир прекрасной Вселенной!.. Как будто где-то бесконечно далеко остаются сегодняшние тревоги и проблемы. И только великая музыка, вечная, надмирная, завораживающая. Такое ощущение, что слова и фразы сами собой подсказывают звуки, ритмы, аккорды. Спасибо, Екатерина Николаевна и «Миры Орфея» за этот праздник!

  2. Алефтина Reply →

    ой, как хорошо, что появился материал, и такой интересный, познавательный, как всегда у профессора Шапинской! А то уже беспокойно стало-вдруг с карантином закрылись, или с авторами, так нам полюбившимися что …Спасибо! будьте пожалуйста здоровы все! И БУДЬТЕ!

  3. Константин Васильевич Reply →

    С удовольствием ознакомился со статьей уважаемой Е.Н.Шапинской.Благодарю. Обязательно прочту книгу. спасибо и здоровья всем-авторам, и нашим дорогим сотрудниками Миров Орфея!Все искусство в виртуальном мире. сейчас. Дай Бог, скорее бы вернулось все на круги своя.

  4. Татьяна Reply →

    Читать и слушать то, о чем написано в книге, — и удовольствие, и труд. Надо уметь, иметь запас собственных представлений и способность переходить границу разных способов существования. Это я — про Е.Н. Шапинскую. Что до Баха, то в своей космичности и своей обыденной позитивности, видимо, он созвучен нынешней, странной и тяжелой в эмоциональном смысле ситуации. Интеллектуал (это я не об авторе книги, не об авторе музыки, а об авторе «субъективных заметок») способен найти свое и совместить несовместимое. Это — дар, которым в полной мере обладает Е.Н.!

  5. Ирина Каракозова Reply →

    Каждая публикация Е.Н.Шапинской открывает читателю особый глубокий прекрасный мир. Данный материал-не просто размышление о а книге и композиторе-это погружение, это научный анализ и одновременно эссе.Спасибо огромное.

  6. Дмитрий Reply →

    Спасибо! Книгу найду и прочту. замечательны конкретные отсылки к музыки Баха. Ну, что говорить! Профессор Шапинская, поклон Вам!
    благодарность альманаху , что в это глухое время вынужденного заточения, вы Слава Богу у руля, и дарите своим читателям радость. Будьте все здоровы!

  7. Дарья Reply →

    Всегда приятно открывать новые страницы музыковедческой литературы с Екатериной Николаевной Шапинской. Да, 900 страниц — немало, это труд. Его восприятие — тоже труд. Екатерина Николаевна острым и внимательным взглядом культуролога, философа, музыковеда увидела и точно обозначила в своем эссе самые сложные и неоднозначные стороны музыки и личности И.С.Баха. Мне лично всегда была интересна проблема соотношения биографии и творчества. Спасибо!

  8. Olga Reply →

    Можно поздравить Екатерину Николаевну с тем,что она открыла для себя и всех,кто прочёл её заметки,целую вселенную доселе мало известную.Для большинства слушателей Бах был обязательной и довольно скучной частью программы музыкальных школ.Спасибо за труд исследователя,открывший новый и очень интересный мир.

  9. Евгения Reply →

    Спасибо за великолепную статью. Как хорошо, что Миры Орфея в ихоляции поддерживают нас,любящих искусство и этот ресурс прекрасными публикациями. рада. что и Екатерина Николаевна, и Ирина Каракозова и Денис Авдеев с нами. И знакомые имена в комментах! приятно! Будьте все здоровы. Скорей бы нам пережить это грустное время и с наименьшими эмоциольными и прочими потерями

  10. Светлана Reply →

    Для меня особенной ценностью этих заметок е.н.шапинской является ее субьективное, взволнованное, глубокое и очень личное восприятие замечательной книги. Книга вошла в духовную и интеллектуальную жизнь исследователя, чтобы открыть в ней новую страницу, придать жизни новый импульс. Думаю, именно о таком читателе мечтают авторы хороших книг.

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

BACK