В мире индийской поэзии и танца: радости и горе запретной любви.

Продолжая свой рассказ об индийской музыкальной культуре и своей жизни в этой «стране чудес», расскажу об одной старинной истории любви и о том, какую роль она сыграла в моей жизни. В пенджабском фольклоре есть несколько любовных историй, которые знают и любят в народе, на сюжет которых поют песни и ставят танцевальные драмы. Одна из таких историй меня особенно привлекала – печальная история любви рани Лу́ны к своему пасынку Пу́рану. Она напоминала трагедию Федры, которая меня привлекала во времена увлечения античностью. на сюжет этой легенды индийский поэт Шив Кумар Баталви написал поэму, которая получила большую известность. Сам поэт был незаурядной личностью — он прожил недолгую, но очень плодотворную (как это часто бывает у поэтов) жизнь. Шив Баталви был красив и замечательно исполнял свои поэтические произведения, что привлекало к нему множество поклонниц. Он глубоко проникал в тайны человеческой души, особенно женской, и прекрасно разбирался во всех оттенках любовного чувства. Я не была знакома с поэтом – он умер за год до того, как я приехала в Чандигарх, город, где он жил, писал и пел свои песни, но знала его друзей, которые говорили о незабываемом очаровании поэта-певца. И все же этот человек сыграл большую роль в моей судьбе, которая на некоторое время тесно переплелась с судьбой его героини Луны. Эта история так захватила меня, что я замыслила превратить ее в музыкально-танцевальную форму и сыграть (или, вернее, станцевать) героиню. В работе над образом Луны раскрылись для меня многие стороны любви, и именно в этот период я наиболее сильно переживала свою любовь, самую сильную, которую мне довелось испытать. Мне до сих пор сложно сказать, была ли эта любовь частью воображения, погруженного в мир героини или же, напротив, моя история окрашивала этот образ в новые цвета. За несколько лет, когда я жила жизнью моей героини, я пережила и свою собственную историю, счастливую и несчастную. Теперь, когда эти переживания, как и вся моя жизнь в Индии остались в далеком прошлом, я хочу с расстояния лет и жизненного опыта вновь обратиться к этой истории.

История Луны происходит в далеком прошлом, в одном из многочисленных горных княжеств. Его правитель, раджа Салван, женился на девушке из низкой касты, забыв ради нее свою законную супругу. Молодая жена влюбляется в сына Салвана от первого брака, Пурана.  Традиция рассматривает Луну как воплощение женского коварства и порочности. Она пытается соблазнить молодого человека, а когда получает отказ, клевещет на него мужу, который изгоняет сына из дома, предварительно отрубив ему руки и ноги. Но в лесу, в который выбросили тело Пурана, живет святой (садху), который силой молитвы возвращает героя к жизни и телесному здоровью. Пуран, в свою очередь, тоже становится лесным отшельником.. Шив Кумар Баталви переписал древнюю легенду и вложил в нее свое понимание этой истории и, прежде всего, главной героини. Если все предыдущие версии легенды были рассказаны с точки зрения мужчины, Шив Баталви предоставляет своей героине самой рассказать свою историю: «Мои друзья! Почему огонь не может говорить? Почему она не может открыть замок, которым запечатаны ее губы?». В поэме есть и социальные мотивы — Луна была девушкой из низкой касты и воплощала все пороки, по традиции приписываемые социальным низам. В драме Шива Баталви Луна только страдает от этого неравного брака, ей приходится постоянно жертвовать своими мечтами и желаниями, к тому же ей постоянно указывают, что такова судьба женщины. Но героиня поэтической драмы Шива Баталви восстает против ограничений, наложенных на женщин, и задается вопросом о том, почему женщина должна оставаться покорной и молчаливой и выносить несправедливость…. Именно по причине открытого неприятия Луной подчиненного положения мы можем сочувствовать ей и осознавать сложности традиционной роли, продиктованной женщине обществом. По сути дела, Шив Баталви, хотя и впервые реабилитирует героиню древней легенды, улавливает настроения индийского общества второй половины ХХ века, когда феминизация достигла и этой, во многом традиционалистской страны – иначе его драма не пользовалась бы таким успехом.

Луна у Баталви – женщина, попадающая в плен страсти. Вспыхнувшая в ней любовь к Пурану в традиции рассматривалась как врожденная для женщины греховность, как безудержная похоть. У пенджабского поэта ХХ века она представлена как естественное право на любовь к своей ровне, стремление молодости к счастью в любви. По своей природе Луна – натура страстная, способная на сильной чувство. Но ее страсть – не приписываемая ей похотливость, воплощающая злое начало в женщине. Не по ее вине ей отказано в праве любить того, кого она выбрала. Отданная нелюбимому, она сгорает в пламени своей страсти, и метафора огня часто используется в драме, чтобы подчеркнуть страдание молодой женщины: «Сегодня во мне Луна далека от Луны… Огонь – этот лес и в нем она стоит одинокая и безмолвная».

Кроме того, Луна – натура поэтическая, и ее чувства к Пурану облечены в форму романтической легенды. Она видит в нем принца из ее девичьего сна, который увел ее в чудесную страну, а когда она проснулась, вместо принца предстал демон. Согласно религиозной традиции Индии, Луна уверена, что они с Пураном были единым целым во многих рождениях, но в каком-то рождении получили проклятие, и вот теперь снова встретились. Она побуждает Пурана узнать ее, рассказывая ему мифологическую историю бога Индры и его возлюбленной апсары, которые были разлучены. Поняв намеки влюбленной женщины, Пуран отвергает всякую возможность ответного чувства, отказывая ей в праве свободной любви, признавая в женщине достойным уважения только ее роль матери. Луна – мачеха Пурана; поэтому она переходит социальные границы, признаваясь ему.  Она не хочет видеть в нем сына, точно так же, как не хочет видеть супруга в его отце. Но любимый не услышал, не ответил, не захотел понять и разделить чувство молодой женщины, и она, не столько из чувства мести, сколько из разочарования и страха, клевещет на него мужу. Отвергнутая любимым, она разочарована в жизни, в миропорядке, во всем человеческом существовании. Огонь в лесу страсти сжигает ее саму. Голос женщины смолк, желание ее убито, ей остается безмолвие и печаль.

Я была зачарована образом Луны, и невольно стала чувствовать себя с ней единым целым. Как мне были понятны ее слова об огненном лесу страсти, как тяжело было понимание запрета на мою собственную любовь! Оставалась надежда выразить все свои переживания через сценический образ, а поэма Шива Баталви, культовой фигуры в культуре Пенджаба, была прекрасным поводом. В подготовке сценария мне помог доктор Харчаран Сингх, профессор университета, специалист по пенджабской литературе, были отобраны фрагменты поэмы, распределены роли. Я написала не сколько очерков о предстоящем спектакле, которые появились в газетах, публика была заинтригована.  Теперь предстояло переложить всё это на музыку, и я а обратилась к доктору Джайчандру Шарме, музыковеду, который прекрасно знал не только классическую, но и фольклорную традицию. Какая это была прекрасная музыка! Как она передавала и разные настроения, и этнический колорит, и, самое главное, внутреннее состояние героини. Я делала акцент не столько на лирическую линию, сколько на неутолимую страсть. Это, было ошибкой – мне удавались лучше всего лирические героини, и попытка перейти через свои возможности имела печальный конец. Моим партнером был Мурари Шарма, сын доктора Джайчандра Шармы, с которым мы танцевали много дуэтов  — он сочинил прекрасную музыку, но, видимо, не отвечал представлеениям публики о Пуране. Кроме вокалистов, ,  у нас был целый оркестр – 2 таблы, фисгармония, танпура (струнный щипковый инструмент).Был сделан буклет, заказан театр Тагора, приглашены почетные гости. Театр был полон до отказа, и уже во время спектакля я поняла, что всё идет не так гладко. Очень сложно далась сцена с переодеванием, только на спектакле я поняла, что она нарушает весь ход действия. Приглашенный на роль Салвана актер выглядел, скорее, как комический злодей, чем оскорбленный правитель, и в зале раздавались смешки. К концу спектакля я очень устала, тем не менее, были и аплодисменты, и поздравления, и банкет. А наутро я получила самую разгромную рецензию в своей жизни, причем в самой престижной англоязычной газете The Tribune

Это был очень мрачный период моей жизни. После крушения всех надежд, связанных с «Луной» последовала личная трагедия, которую я пережила, как и моя героиня, позволив себе запретную любовь., потеряв партнера и друзей. Вскоре я все же снова вышла на работу, я снова оказалась в моем университете. Знакомые лица вновь заставили меня почувствовать боль поражения – боль разлуки уже притупилась, я излечилась от любви как страшного наваждения, которое меня чуть не погубило, на ее место пришло желание самой управлять своей жизнью. Однажды к нам в гости зашел знакомый, у него была своя театральная труппа, он и сам играл в спектаклях, я через силу поддерживала разговор. Он вдруг начал хвалить мою Луну и делился планами поставить на меня музыкальный спектакль. Муж тоже поддержал эту идею, а во мне начала пробуждаться жизнь. И причиной этому была не возможность снова выйти на сцену, а досада на чувство поражения, не только моей любви, но и моей «Луны» — ведь львы, тем более львицы не терпят поражения. Я загорелась идеей доказать, что «Луна» достойна блестящего сценического воплощения, и у меня началась «одна, но пламенная страсть» — вновь поставить ее и добиться успеха. Вскоре начались летние каникулы, и мы с дочкой уехали в Москву.

В Москву я во время моей жизни в Индии ездила не раз, в основном на летние каникулы. В этот раз задача была другая – я должна была понять, как добиться успеха моей «Луны», и на расстоянии я поняла, что было плохо и что надо было делать.  Мне помог друг Геннадия  Печникова, «русского Рамы», с которым мы дружили семьями, Абрам Максович Драбкин. Тогда он был главным художником по свету в МХАТ. Он был очень добрый и мудрый человек, и когда я ему рассказала о «Луне» и моих проблемах, он пригласил меня к себе в театр, и смотрела весь спектакль (не помню какой) из его царства света, показывая, как можно при помощи световых эффектов изменить и настроение, и пространство спектакля. Мне он предложил очень простой ход – сцену сна и мифологическую сцену решить при помощи световых пистолетов и фильтров. Из каких-то запасников он извлек четыре пистолета и целый рулон фильтров, и со всем этим я отправилась в Индию. Пистолеты были о отправлены грузом, дошли благополучно, и я довезла свои сокровища до дому. Дальше встал вопрос о том, кто же будет ими управлять. Решение я нашла в университете – я уже писала, что напротив моего музыкального отделения был театральный факультет. Я многих там знала, и преподавателей, и студентов, и вскоре нашла ребят, которые были готовы попрактиковаться со световым оборудованием. С музыкантами особой проблемы не было – они всё помнили, восстановили по памяти,

Но главное было не в этом. Надо было найти героя. К этому времени, пережив трагедию своей любви, я в любовь больше не верила, поняв, что нельзя смешивать свои чувства и профессию. В новую постановку я не вкладывала ни капли чувства, только стремление сделать новую «Луну» действительно прекрасной, интересной и вызывающей отклик у публики. А нашей публике нравились красивые люди, полные жизненной силы и энергии – таков Пенджаб. Наши программы с танцами Радхи и Кришны и раджастханским фольклором воспринимались как экзотика, пусть индийская, а история Луны была глубоко укоренена в культурную память северян, и ее образы должны были соответствовать сложившимся представлениям. Герой не заставил себя долго ждать!

В университете был один молодой человек, который выступал на всевозможных студенческих фестивалях, получая призы. Кроме того, он организовал фольклорную команду, которая исполняла знаменитый народный танец бхангра. Его звали Суриндер, он был очень красив, и все девушки были от него без ума. Беда его заключалась в том, что он мечтал об артистической карьере, а его семья, которая владела несколькими бензозаправками, считала, что он уже выучился и пора приобщаться к семейному делу. Этот Суриндер как нельзя лучше подходил на роль Пурана – он был красив, музыкален и – что немаловажно – очень нравился женщинам. К тому же он был «своим» в нашем городе и уже довольно известным на сцене. Я ему рассказала идею «Луны», и он понял, что это его шанс попасть в те круги, которые могут ему помочь в артистической карьере. Мы начали репетировать, с музыкантами, с осветителями, с актерами на роли Салвана и подруги Луны. В этот раз мы пригласили известную супружескую пару, профессиональных актеров, у которых была своя труппа.

Настал день спектакля. Снова театр Тагора, снова много публики, которой было интересно увидеть новую версию «Луны» — многие не забыли провала, который случился два года назад. О той постановке напоминала только строчка в програмке « музыка — д-р. М.Шарма». Все шло гладко, а когда в сцене сна Луны сцена, вначале темная, была освещена голубыми фильтрами, а в похожем на лунный свет цветовом потоке появилась фигура Пурана, зал зааплодировал. Я поняла, что все получилось, мы с Суриндером отыграли любовную сцену, потом благодаря световым контрастам так же успешно прошла мифологическая сцена апсары и Индры, где я просто приближалась и отдалялась, а свет показывал смену настроений. Спектакль кончался на том месте, где Пуран отвергает признание Луны и уходит, а она остается одна, на пустой сцене с постепенно меркнущим светом. А потом были долгие овации, банкет, многочисленные поздравления. Мы с Суриндером были героями, мой муж был доволен, а я упивалась своим успехом —  я смогла! У меня получилось! Но мне еще предстояло узнать, как отзовется пресса. Проведя бессонный остаток ночи, рано утром я схватила газету и увидела заголовок с фотографией нашей с Суриндером любовной сцены: «Рина очаровывает в “Луне”». Потом эта фотография обошла все газеты с самыми лучшими отзывами. Рецензию написала та же самая журналистка, которая уничтожила мою первую Луну,, и она была полной противоположностью предыдущей – прекрасно было всё – и сценография, и образы, и их интерпретация. Я была в восторге – все получилось, я реабилитировала себя как режиссер и как актриса, все мое существо ликовало. Вот и ответ на вопрос – возможно ли счастье без любви? Да, возможно, и счастье достижения и успеха ничем не меньше, чем счастье любовного союза, во всяком случае, для меня это стало так на долгие годы.

Екатерина Шапинская.(в индийской жизни -Рина Даял)

Who is orfeiadmin

Вы должны обновитьРедактировать Ваш профиль

9 comments

  1. Olga Reply →

    Очень интересная история,проникнутая ностальгическими нотками.Спасибо.

  2. Карина Reply →

    С огромным интересом прочла.Спасибо за публикацию.Хотелось бы продолжения!

  3. Анна Reply →

    С Днем Музыки! Прекрасное поздравление от Екатерины Шапинской! как интересно подано-пересечение культур, жизни и искусства!Спасибо большое!!!

  4. Дмитрий Reply →

    Спасибо! Просто потрясающе! Какая насыщенная яркая панорама жизни и творчества! С нетерпением ожидаю продолжения! С Днем Музыки!

  5. Aгиля Reply →

    после первого фрагмента с нетерпением ждала продолжения. Так интересно-это погружение в индийскую культуру ,жизнь и творчество автора. Спасибо большое, уважаемая Екатерина!

  6. Мария Петровна Reply →

    Очень интересно и познавательно!Большое спасибо уважаемому автору.Благодарность вашему альманаху-так мало сейчас островков настоящей культуры!

  7. Елена Reply →

    Читается на одном дыхании! Погружаешься полностью в этот удивительно другой и удивительно прекрасный мир… Уходят на второй план проблемы сегодняшнего мегаполиса и тревожные новости…И пользуясь случаем — поздравления с днём Музыки прекрасному коллективу любимого ресурса «Миры Орфея»!

  8. Ирина Каракозова Reply →

    Дорогая Екатерина Николаевна! большое спасибо за все Ваши замечательные статьи,очерки. интервью. И отдельно за то, что дарите нам первым фрагменты Вашей книги.Это захватывающее повествование, это мир искусства и жизни в искусстве.Каждый Ваш материал ожидаем и востребован. успехов и с праздником!

  9. Vera Dubishanon Reply →

    Merci , chère Dr Ekaterina Shapinskaya.Vos publications sont géniales.Cet extrait se lit comme un essai artistique fascinant. Nous serons heureux de continuer. Beaucoup de succès!
    Большое спасибо,уважаемая доктор Екатерина Шапинская.Ваши публикации великолепны.Этот фрагмент читается как увлекательное художественное эссе. Будем рады продолжению. Успехов!

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

BACK