Самарская синусоида

Два спектакля малой формы привез Самарский театр оперы и балета в Москву, на V Фестиваль музыкальных театров России «Видеть музыку».

Александр МАТУСЕВИЧ

Первоначально визит этого заслуженного коллектива должен был состояться в рамках основной программы фестиваля, а привезти он должен был большой спектакль – недавно поставленную оперу Сергея Прокофьева «Любовь к трём апельсинам». Но потом планы изменились и в итоге в столице показали куда более современные произведения (одно конца ХХ, второе аж ХХI века)– камерные оперы Геннадия Банщикова и Сергея Кортеса. Они были сыграны на малой сцене Детского музыкального театра имени Наталии Сац.

С творчеством Самарской Оперы последнего времени автор этих строк знаком не плохо. В самом театре доводилось видеть такие его спектакли из гардероба классической оперы как «Аида», «Сказка о царе Салтане», «Тоска», «Волшебная флейта», «Леди Макбет Мценского уезда», а также детскую оперу Бориса Кравченко «Ай да Балда!» и оперетту «Летучая мышь». На гастролях разных лет и по разным поводам (в том числе и на прежние фестивали «Видеть музыку») театр показывал в столице такие названия как «Кармен» и «Джанни Скикки». Но теперь театр предстал совсем в ином обличье – как лаборатория камерной современной оперы.

У первой из них неимоверно длинное название – «Опера о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»: эту омузыкаленную гоголевскую шутку публика впервые увидела в 1973 году на сцене Кировского театра в Ленинграде, а Москва относительно недавно лицезрела этот опус в исполнении театра «Зазеркалье» из северной столицы (в 2012 году на «Золотой маске»). Чеховская юмореска белорусского чилийца Кортеса появилась на свет в 2007-м: ее мировая концертная премьера состоялась тогда же на сцене Белорусской филармонии, а сценическая – в Камерном музыкальном театре Бориса Покровского в 2009-м в Москве, позже в родном для композитора Минске она вошла в репертуар белорусского Большого театра.

Результат усилий самарских музыкантов в целом получился весьма противоречив: несмотря на комедийность обоих опусов, они очень разные – по музыкальной эстетике, по музыкальному языку, по сценическим задачам. Единственное, что их объединяет (кроме юмора и первоклассной литературы в основе) – камерность. Но этого явно мало для театрального диптиха. Тем более, что спектакли очень разные не только по времени возникновения (первый – премьера марта этого года, второму уже пять лет), но и по режиссерскому решению (делали разные постановочные команды). Получился резкий контраст: но не контраст смысловой, на котором могла бы базироваться идея всего действа-диптиха, а качественный – первый опус без преувеличения можно назвать неудачным (если не провальным), второй – настоящей победой театра.

Опере Банщикова почти полвека, она хорошо известна в российском оперном мире, не раз ставилась на разных сценах. «Разящий сарказм» — определение для сатирических опер, данное когда-то Борисом Тищенко – абсолютно подходит и для омузыкаленной ссоры помещиков: лучше и не скажешь. Украинский колорит с немалой долей иронии композитор даёт многократным цитированием известной песни «Дивлюсь я на небо» — в памяти почему-то вспыхивает не только Малороссия, но и некогда всесоюзно популярный дуэт Ивана Козловского – Максима Михайлова. Опера полна «едких» интонаций, в которых, безусловно, отчётливо слышится советский ментальный опыт композитора – поэтому его музыкальная речь так понятна сидящим в зале. Ну, а острое слово Гоголя, зачастую произносимое, а не пропеваемое – хотя это и опера, стреляет всегда в цель – диалог помещиков получается очень живым и, в общем-то, злободневным: не так ли мы и сегодня общаемся с нашим ближним, которого и следовало бы возлюбить, да не получается.

То есть опера более, чем достойная. А вот ее воплощение на самарской сцене озадачило. Ссору миргородских помещиков режиссер Оксана Штанина зачем-то помещает в реалии советской коммунальной кухни. Зощенковский визуальный ряд (сценограф Александр Пырялин), сам по себе весьма симпатичный (сценическое пространство завешано легкими холстами, на которых «небрежной» графикой обозначены полки с посудой, вентиляционные трубы и дымоходы, в центре – объект борьбы всех хозяек коммунальная плита, в углу душевая за полупрозрачным полиэтиленовым занавесом), оказывается сомнительным контекстом существования героев буквально «из другой оперы». Чтобы как-то оправдать свое ноу-хау постановщики вводят в действие целый сонм персонажей – Бабу, Алкоголика, Певца, Жену певца. Это соседи «помещиков» по коммунальной квартире – они постоянно снуют туда-сюда, произносят какие-то реплики, иногда даже поют (кусочки из хитовой арии Мистера Икс), дерутся, пьют водку и т.д. и т.п.

Движухи на сцене – хоть отбавляй. При этом музыкальная ткань оперы постоянно прерывается разного плана чужеродными элементами – упомянутой музыкой Кальмана, фрагментами оперного «Евгения Онегина» из радиоточки, просто разговорными репликами и даже мини-диалогами. Словом, на реалии оперы Банщикова и повести Гоголя (либретто Михаила Лободина берет оттуда только собственно ссору) искусственно наложены реалии комедии а ля Гайдай – синтеза и симбиоза никакого из этого не получается, выходит лишь сюрреалистический (или постмодернистский?) раскосяк, откровенно мешающий и оперу слушать, и за действием наблюдать. Ведь у оригинала есть и своя логика, и своя драматургия, но постановщики ничего этого не увидели и не услышали. Пресловутые подложки, вторые (скрытые) смыслы, перпендикуляры и параллели, коими хотели насытить постановку ее авторы, на поверку оказываются неуклюжими потугами на оригинальность, разрушающими исходник, а приращения новых оригинальных смыслов не дающими.

В этих условиях оценить музыкальную работу коллектива весьма сложно. Героически озвучили свои партии тенор Анатолий Невдах (Иван Иванович) и бас Андрей Антонов (Иван Никифорович), не менее героически пытался слепить уже не партитуру, а спектакль как таковой во что-то более-менее целостное дирижер Алексей Ньяга.

Совсем иным получилась вторая часть вечера: белорусская опера в постановке Михаила Панджавидзе, осуществленная в 2015-м, искренне порадовала и всецело захватила внимание публики. Музыкальный язык Кортеса достаточно прост: в нем нет неподъемной зауми, цель которой – вызвать головную боль и недоумение у слушателя. Оперы Кортеса развивают декламационно-речитативный стиль, прописанный отечественному музыкальному театру еще самим Даргомыжским: речитатив выпуклый, выразительный, живой, однако кроме него есть и места с яркой мелодикой, развивающие, например, линию городского романса (запоминается в этой связи ариозо Смирнова «Как хороши красотки в Монте-Карло»). Оркестровый язык скуп, инструментовка лаконична, что позволяет вокалистам быть услышанными, без особых усилий донести пропеваемый текст до публики. Психологическое развитие характеров в дуэли мелкопоместных дворян Кортесу, безусловно, удалось, забавный диалог героев слушается очень естественно, что называется, на одном дыхании.

Режиссура Панджавидзе зиждется на старых добрых канонах: реализм и точное следование либретто, стремление передать дух эпохи, идеи авторов произведения, а не свои собственные измышления по этому поводу. Постановщик не без изящества выстраивает мизансцены в несколько безвкусном (это так задумано – ведь надо подчеркнуть провинциальный деревенский оттенок всей ситуации) сценическом пространстве, имитирующем комнату в барском доме, где царит культ покойного Николя – его портреты разных размеров развешаны повсюду, на «античной» колонне водружена золоченая голова любимой кобылы, ведь бывший хозяин слыл заядлым коноводом. Постановка берет не модной нынче концептуальностью а, казалось бы, элементарным, базовым, тем, что по идее должно быть в любом спектакле априори (и чего часто не бывает совсем – особенно в музыкальном театре) – филигранной работой с актером, созданием полноценных образов, ярких, выпуклых, запоминающихся. Грамотно и с юмором придуманные мизансцены, естественность жестикуляции и мимики, высокий тонус актерской игры – спектакль смотрится на одном дыхании, захватывая своей гармоничностью и динамизмом, блеском артистического куража.

Трио солистов оказывается по-настоящему блистательным – и актерски, и вокально. Хотя на две трети – это те же люди, что в опере Банщикова, но тут их таланты, не скованные вымученной псевдоидеей, буквально расцветают. Анатолий Невдах феерически отыгрывает роль лакея Луки – вечно поднывающего мелкопоместного мажордома. Со всем блеском разворачивается актерский и певческий талан Андрея Антонова – его колоритный Смирнов и солдафон, и обаятельный ухажер, одновременно неуклюж и по-деревенски галантен, а роскошный голос певца не просто красив, но наделен интонационным богатством, владеет искусством окраски звука в соответствии со сценическими задачами. Невероятно хороша прима Самарской Оперы Татьяна Гайворонская – эффектная блондинка проживает роль капризной, но доброй в сущности барыни Поповой очень натурально, моментально переходя от лукавого кокетства к эмоциональным взрывам негодования, показно сердится и не забывает показать свою «примадонистость». Роль очень игровая, тут больше, чем вокал, нужен артистизм, и у Гайворонской он превосходен; но и партия сделана не без блеска, уверенно и ярко. Между всеми певцами складывается отличный и музыкальный, и актерский ансамбль и не в пример опере Банщикова – впечатляющий баланс и взаимодействие с оркестром под управлением Алексея Ньяги, который звучит стройно и выразительно.

После спектакля заслуженная артистка Самарской области, Лауреат международных конкурсов Татьяна Гайворонская дала маленький комментарий: «Пять лет назад спектакль ставил тогдашний музыкальный руководитель нашего театра Александр Михайлович Анисимов. Он очень многое переделал в партитуре, изменил по сравнению с оригинальной версией Кортеса, поэтому не всякий дирижер мог этот спектакль вести.

Для гастролей в Москве, которые возникли весьма спонтанно, – ведь первоначально мы должны были показывать «Апельсины» — его готовил наш опытный дирижер Борис Бенкогенов, а дирижировать доверили замечательному молодому маэстро Алексею Ньяге. В свое время на нашу премьеру приезжал сам композитор, и насколько я помню, Сергею Альбертовичу самарская версия весьма понравилась.

Это очень игровое действо, оно требует много энергии и мастерства, сил отнимает немало, поскольку режиссером поставлена очень активно – но это абсолютно соответствует духу партитуры и драматургии. Самарский зритель всегда живо воспринимает эту работу – надеюсь, что она понравилась и столичной публике».

Фото:сайт САТОБ

Who is orfeiadmin

Вы должны обновитьРедактировать Ваш профиль

13 comments

  1. Дмитрий Reply →

    О-о-о!!! Рецензия уважаемого А.Матусевича на страницах нашего любимого портала! И какая Блестящая! Спасибо Вам, уважаемый Мэтр! надеюсь, наш театр внимательно
    это прочтет,на оперу Банщикова меломаны ходят исключительно потому,что она идет первым отделением. а уж потом «Медведь»-ради него и высиживают это издевательство режиссерское. Я вот приспособился-как соскучусь, пойду ко второму действию-если не уберут коммуналку. И ведь в Москву повезли-вот самонадеянность!
    Гайворонская наша Примадонна!.Антонов, Невдах-замечательно играют. Спасибо еще раз. И спасибо администрации Миров.

  2. Константин Васильевич Reply →

    Абсолютно согласен с каждым словом уважаемого Александра Матусевича.Я был,по наводке Ирины Каракозовой,очень хотелось послушать Татьяну Гайворонскую и посмотреть.Великолепная певица и актриса. Но дождаться было тяжело. Режопера чуть не побудила уйти…
    Вопрос риторический и уже бесконечный=ЗАЧЕМ?! Зачем так издеваться на музыкальным произведением, даже средней руки, а тут еще и над великим писателем.Говорят он, в гробу уже переворачивался, так если б увидел самарскую версию своей повести, перевернулся б снова.
    что до «Медведя» то с каждым словом реценхента согласен. Браво всем.Браво оркестру и дирижеру А. Ньяге.Татьяне Гайворонской тысячекратное браво и восхищение.

  3. Анастасия Reply →

    Ну ладно, господа. будто у нас в Москве мало таких режопер. Оркестр классно звучал, дирижер хорош, а Татьяна Гайворонская, Андрей Антонов, Анатолий Невдах в «Медведе» — высший пилотаж! все, что дорогая Ирина Каракозова писала про Самарские голоса и артистов -правда! И «Медведь» она хвалила, а на оперу Банщикова ничего не написала, ну теперь понятно-почему))).
    Рецензии Александра ужасно люблю!
    А Татьяна Гайворонская-Вы теперь одна из моих любимых певиц!
    спасибо за праздник.

  4. Карина Reply →

    Поздравляю наш театр и наших артистов и музыкантов.Очень люблю Татьяну Гайворонскую и рада за ее успех.Уважаемому рецензенту спасибо.Такая доброжелательная критика(я об опере на сюжет Гоголя)очень ценна.Спасибо альманаху за такую важную публикацию.

  5. Светлана Reply →

    Ирина, дорогая!Как я рада, что преодолев ковидные страхи пришла на спектакль!Очень хотелось послушать Татьяну Гайворонскую, о которой столько читала здесь. Восхитительная певица. Талантливейшая артистка!Красавица! Какие в Самаре прекрасные певцы! Хороши Андрей Антонов и Анатолий Невдах , хотя с Александром Петровичем относительно первой оперы не могу не согласиться…Ну ведь сейчас много таких прочтений. А артисты вынуждены выполнять «задумки».Оркестр и дирижер великолепны!Спасибо , дорогие самарские гости.
    Благодарность Александру Матусевичу за, как всегда профессиональный честный блестящий отзыв.

  6. ВИТАЛИЙ Reply →

    С удовольствием всегда читаю здешних авторов,а статьи А.Матусевича с таким же удовольствием читаю,где найду.Рад,что нашел здесь.Профессионально,уважительно,правдиво.Спасибо.Самарскую оперу все равно надо поздравить,т.к. певцы,оркестр и дирижер отменные.Приме,Татьяне Гайворонской отдельное Брависсимо!

  7. Регина Венке Reply →

    С удовольствием прочла великолепную рецензию Александра Матусевича.Поздравляю самарскую оперу с гастролями в Москве-это всегда,думаю, показатель уровня. Жаль, конечно, что и в Самарскую оперу проникла постмодернистская парадигма.Ранее, из того, что доводилось читать в рецензиях уважаемых Ирины Каракозовой, доктора философии Екатерины Шапинской, и видеть в записях сложилось впечатление, что Самарский театр именно академический, что он героически держит высокую планку классичеких, реалистических традиций.(Я не против новых тенденций,но это должно быть достойно и продумано).
    От души поздравляю всех замечательных самарских певцов,читатели этого альманаха,даже не видя на сцене, хорошо знакомы с ними.Отдельный поздравления прекрасной Татьяне Гайворонской. И еще раз благодарность изданию.

  8. Ирина Каракозова Reply →

    А Я ОТ ДУШИ ПОЗДРАВЛЯЮ ТЕАТР. И мою любимую примадонну Татьяну Гайворонскую. Опера «Медведь»-украшение афиши театра.Это великолепное Трио:Гайворонская-Антонов-Невдах всегда не просто радуют, они представляют эталон актерского и певческого мастерства. Поздравляю оркестр, поздравляю маэстро Алексея Ньягу-это прекрасно.
    Отдельная признательность уважаемому Александру Матусевичу.Его имя в рецензии- гарантия бескомпромиссной точной оценки, безупречного профессионализма, интеллигентности . «Миры Орфея», и я как редактор приношу Александру сердечную благодарность за замечательную рецензию, и желаю успехов.
    Благодарю читателей за комментарии и за неравнодушие. Будьте здоровы все.

  9. Алефтина Reply →

    Н-да…Москва не Самара…Но и мы, самарские премьеру «Ивана Иваныча..» еле отсидели))).»Медведь» пять лет до нее шел один-и люди с удовольствием ходили. Тут от пандемии польза-вроде раз прошел у нас спаренный))спектакль…
    Спасибо автору,авторитетное профессиональное мнение должно бы заставить задуматься руководство театра.
    Поздравляю тнем не менее любимых певцов, наш оркестр под управлением А.Ньяги-он всегда хорош,представляю, какое напряжение и волнение было.

  10. Лариса Reply →

    Спасибо самарцам, что приехали в такое время, что показали прекрасных певцов-актеров. Не знаю, пошла бы ли, но, очень хотелось послушать и посмотреть приму, Гайворонскую. И Ирина Каракозова, которую очень уважаю и с удовольствием ее статьи про Самарский театр читаю, подвигла.
    Я, конечно не смею возражать вердикту известного критика, но мне и первый спектакль понравился. Просто потому, что …простите, «прибалдела» в начале-вспомнился фильм «Не может быть»))))))))))).Короче, музыка сама по себе, а на сцене-само-по себе. Жалко гогодлевских героев,но мне танец понравился одного артиста, Пилюшкина(прошу прощения, ели не правильно написала фамилию)-ну ни дать -ни взять-«Свадьба в «Малиновке»,-опять же фильм))).
    А «Медведь» шикарно поставлен и спет. Замечательно! Антонов, Невдах(Кажется, у него «Онегин» этого года за роль 2-го плана-поздравления!). А Прима настоящая ДИВА. Браво, спасибо всем!

  11. Vera Dubishanon Reply →

    Profondément respecté Dr Alexander Matusevich! Merci beaucoup pour l’excellent article! Félicitations à l’Opéra de Samara! félicitations à la belle Prima Tatiana Gayvoronskaya!
    Уважаемый д-р Александр Матусевич! большое спасибо за великолепную рецензию. Поздравления Самарской Опере. Поздравление прекрасной приме Татьяне Гайворонской!

  12. Mikhail Reply →

    Благодарю Александра за прекрасную статью и за прямую, честную, бескомпромиссную точку зрения!

  13. Mikhail Reply →

    Лариса, «но мне танец понравился одного артиста, Пилюшкина(прошу прощения, ели не правильно написала фамилию)» — не «Пилюшкин», а Пилюкшин! :-)))

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

BACK