«Ида»: о вере, войне и грехе в монохроме

Режиссер: Павел Павликовский

Страна: Польша, Дания, Франция, Великобритания

В ролях: Агата Кулеша, Агата Тшебуховская, Давид Огродник и др.

Год: 2013

 

Среди номинантов нынешнего Оскара на лучший фильм на иностранном языке претендует драма польско-британского режиссера Павла Павликовского «Ида», которую называют конкурентом российского «Левиафана». Сравнительно короткий фильм повествует о юной польской монахине-сироте Анне, которая перед принятием обетов по совету настоятельницы едет знакомиться со своей тетей Вандой. Действие разворачивается в 60-е гг. прошлого века, и отголоски войны настигают  героиню – от тети она узнает, что на самом деле она еврейка Ида, а ее родители были убиты во время Холокоста. Вместе с тетей они отправляются на поиски захоронения своих родных. И это короткое путешествие кардинально меняет их жизнь.

Ида всю жизнь воспитывалась в монастыре, поэтому все, что находится для нее за пределами этого мира, – ново и незнакомо. Это видно хотя бы по тому, как она внимательно и с интересом смотрит в окно трамвая на проносящуюся мимо светлую улицу. И после этого – как ударом по голове известие от тети о своем прошлом.

Ида и Ванда – два полюса: тихая, задумчивая, искренне верующая монахиня и жесткая судья, в прошлом прокурор – «Красная Ванда», отправлявшая на смерть врагов народа. Теперь она забывается в алкоголе и случайных однодневных связях. Агата Кулеша  прекрасно вжилась в образ твердой Ванды, которая и допросить с пристрастием может, и чужую  квартиру взломать, и с представителями закона поговорить без лишних сантиментов. Примечательно, что каждый раз, когда Ванда применяет силу, давит и шантажирует, чтобы узнать правду, Ида уходит в сторону. Но девушка первой идет в больничную палату, утешает тетю, благословляет младенца и, наконец, прощает убийц собственной семьи. На роль Иды была взята непрофессиональная актриса, простая студентка Агата Тшебуховская. Это заметно в фильме: она и не играет даже, а, скорее, наблюдает за происходящим, скрывая чувства, и безмолвно оценивает.

Героиням удается найти захоронение своих родных, но вместе с этим они узнают и страшную правду: родители Иды и маленький сын Ванды были расстреляны польскими крестьянами, в семье которых они скрывались. Но нет криков, истерик, проклятий – все сдержанно в реакции как Иды, так и Ванды. Пронзительна сцена в лесу: убийца, сидящий в вырытой могиле, и Ида, стоящая над ним, как безмолвный обвинитель.

Груз вернувшегося прошлого оказывается слишком тяжел для обеих, несмотря на разницу в жизненном опыте и возрасте. Сцена самоубийства Ванды так неожиданна и ошеломительна, что хочется ее пересмотреть, потому что не сразу и понимаешь, что произошло.

Ида возвращается в монастырь, где те же сестры, та же ежедневная работа, привычные вещи, но все изменилось. Внешний светский мир вошел в сознание, и теперь она уже не может с уверенностью, как было в начале, дать обеты. Вернувшись в мир, она на глазах перевоплощается в Ванду. По многим причинам: может быть, чтобы как-то справиться с грузом своего прошлого и решить проблему собственной идентичности; может быть, для того, чтобы символично продлить жизнь Ванды в себе самой; а, может быть, чтобы пройти этот путь познания земного грешного мира до конца. Но быстро приходит осознание, что в пьяном угаре и в мимолетной связи с первым встречным ответов на вопросы жизни еще  меньше, чем в монастыре. «А потом?» — спрашивает она у друга-саксофониста о будущем, но не слышит от него того ответа, который мог бы ее удовлетворить.

Фильм снят в черно-белой гамме, даже аскетично, без резких движений, немногословно. Это освобождает место для раздумья, для погружения вместе с героями в боль их общего прошлого. Сам режиссер отмечает, что делал фильм именно для «сосредоточенной медитации».

Нельзя не отметить красоту кадра: лица нарочно располагаются внизу или в углу, оставляя много свободного пространства сверху, которое тоже оказывается нагружено смыслом. В нем мы видим завораживающие планы природы, стены монастыря или картины на библейские сюжеты. Да и весь фильм сделан со вкусом, там есть на что полюбоваться (к примеру, когда камера останавливается на Иде, преклонившей колени перед крестом на дороге в поле). И все действие дополняется удачно подобранной классической музыкой в сочетании с джазовыми мотивами и эстрадными хитами советской поры. Все это создает эффект погружения в атмосферу Польши прошлого века.

О чем же эта драма? На первый взгляд, о геноциде, о военных преступлениях, постигших отдельную семью. Тема Второй мировой войны и Холокоста, поворачиваясь разными гранями, никогда не перестанет интересовать художников, потому что это общая память и боль всего мира, отзывающаяся в сердце каждого человека. Но фильм не только об этом. Не случайно он назван по имени главной героини – католической монахини. Это история об испытании веры, о том, что истинная вера не может быть поверхностной и не замечающей страданий и кардинальных вопросов бытия, о  поиске веры на новых основаниях, о принятии и прощении. В финале Ида вновь уходит. Мы не знаем, возвращается ли она в монастырь. Но одежду она надевает монашескую. И дорога ее оглашена кантатой Баха «Взываю к Тебе, Господи!», словно внутренним призывом самой героини, ищущей смысла в мире греха и смерти.

Дарья Дозорова.

Who is orfeiadmin

Вы должны обновитьРедактировать Ваш профиль

One comment

  1. Анна Reply →

    Спасибо. Смотрела фильм. действительно,достойный. И отзыв очень хорошо написан.

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

BACK